10:01 

Фанфик: На кадрах фотопленки

Bonte
Иногда единственная разумная реакция на безумный мир - это безумие
Название: На кадрах фотопленки
Автор: Bonte
Рейтинг: PG-13
Персонажи: Деймон, Елена.
Жанр: драма, романтика
Дисклеймер: Все персонажи мадам Смит и создателей сериала
Статус: закончен
Размер: мини
От автора: Действие происходит спустя 12 с небольшим лет после последней серии 2 сезона. Стефан укатил с Клаусом и не вернулся.

Старинный особняк Сальваторе стоял, подставив свои стены под теплые лучи ласково греющего солнца. Он сильно изменился за последние несколько лет: из унылого, мрачного здания, кишащего байками о вампирах и прочей нечисти, особняк превратился в солнечный светлый дом, который однажды взлелеял в своих стенах Настоящую Любовь. С тех пор темные краски фасада заменили светлые пастельные тона, а новые большие окна словно заманивали в себя солнце. Казалось, что дом просто струится светом. Однако так только казалось… Внутри особняка царствовала пустота. Один-единственный его обитатель бродил по просторным комнатам, словно тень, и давно уже улыбка не касалось его уст. И в этот солнечный, жизнерадостный день лишь одна комната не пропускала в себя ни частицы света. Это была Их комната – когда-то была.

На старинном роскошном диване, поджав под себя ноги, сидела красивая молодая женщина с грустными глазами. Она невидящим взглядом смотрела на коробку, на дне которой лежало всего лишь несколько пожелтевших снимков – все, что осталось от Него. От человека, которого она любила больше жизни, и которого потеряла по собственной глупости. Время не пощадило эти снимки, как и не пощадило ее сердце, которое каждый день обливалось кровавыми слезами, каждый день делая боль от этой потери еще больше, еще нестерпимее. Женщина зажмурила глаза, чтобы ни одна из рвущихся наружу слез не пролилась в этот день, и до боли закусила губу, чтобы превратить боль из душевной в физическую. Прошло десять лет с того памятного дня, но воспоминания были настолько свежи, словно это было несколько минут назад. В тот день, так же как и сегодня, ярко светило солнце, словно насмехаясь над всеми мечтами хозяйки дома, над тем, что она своими же руками разбила надежды на счастье. В тот день она отвергла от себя любимого человека…

Женщина дрожащими руками взяла первый снимок и вставила его в проектор. На темной стене вспыхнул ослепительно белый экран, а затем появилась фотография. Самое первое свидетельство их любви – нечеткое, размытое изображение двух влюбленных. Было трудно разглядеть даже их лица: видимо, мужчина сам держал в руках фотоаппарат на вытянутой руке, прижимая к себе девушку и одновременно пытаясь посмотреть, правильно ли он фотографирует. Посторонний человек назвал бы снимок ужасным, некачественным. Но для хозяйки дома он был самым прекрасным на свете. Этот поцелуй, поцелуй украдкой, словно бы невзначай, был одним из первых, скромных и стеснительных, а от того великолепных в своей романтичности. Женщина вспомнила, как потом шутливо догоняла своего любимого, чтобы он стер этот неудачный кадр. А он, звонко смеясь (о, так умел смеяться только он!), убегал от девушки и, указывая на нечеткие силуэты, говорил, что это шедевр фотоискусства. И сейчас, спустя 12 лет после этого снимка, его правота не нуждалась в доказательстве.

Стена на мгновение накрылось покрывалом темноты, и в следующую секунду возникло другое изображение. Это был ясный летний день, и в тот день все решили выбраться на пикник. Со стены на женщину смотрели две улыбающиеся, счастливейшие пары на свете – Джереми и Бонни, … Елена и Деймон. Они еще скрывали свой роман, пытались на афишировать свои чувства после всех ужасных событий, который произошли в Мистик Фоллс, однако… Однако любовь просто так не скроешь. И хотя в тот день Елена старалась как можно дальше держаться от Деймона, никак не выдавая своего отношения к нему, на снимке они стояли рядом, и их пальцы рук – они были переплетены, они сами нашли друг друга и соединили двух влюбленных. Хозяйка особняка настолько хорошо помнила тот день, что в её голове сразу же возникли голоса из прошлого. Веселый смех Джереми, подтрунивающего над своей девушкой, шутливые угрозы от Бонни превратить того в лягушку, пренебрежительно-учительский тон Деймона, который объяснял устройство старого фотоаппарата Аларику. Голоса самой Елены не было слышно. Она лишь молча наблюдала за всеми, радуясь тому, что все наконец-то смогли отвлечься от своих проблем. Она любовалась своим мужчиной, который терпеть не мог подобные мероприятия, и все же устроил этот пикник – только для неё, для Елены. Теперь, в этом пустом доме, всё это казалось таким далеким и таким ненастоящим.

А следующий кадр был уже вовсе из серии «папарацци повсюду». Вездесущий Джереми, снимая на кинопленку всё, что видит, зашел на кухню в самый неподходящий момент… Елена помнит, как потом, в порыве отчаяния, рвала эту пленку своими руками. Когда она опомнилась, перед ней лежала груда порванной ленты, и лишь один кадр чудом уцелел. Самый важный кадр. На нем, перед залитым солнечными лучами окном, вырисовывались два силуэта: мужской и женский. Женщина словно бы что-то говорила, а мужчина осторожно взял в обе руки её лицо, чтобы поцеловать. Это был момент признания Елены в любви. Деймон не успел тогда ответить – помешал не вовремя вошедший Джереми, - но она прочитала ответ в его бездонных голубых глазах. С тех пор они не разлучались два года, два счастливейших года в жизни Елены Гилберт.

Затем последовал другой, более пикантный кадр. От таких воспоминаний по всему телу женщины пробежали приятные мурашки – такие же, которые она чувствовала от прикосновений Деймона. Нежных, любящих, и в то же время страстных и обжигающих. То утро было особенным – Елена впервые осталась ночевать у Деймона. И пока могущественный вампир спал, девушка, одетая в одну его белую рубашку, потихоньку взяла фотоаппарат и, любуясь прекрасными чертами любимого человека, постаралась незаметно сфотографировать его – его мощный торс, прикрытый шелковой простыней, его умиротворенное лицо, на которое падали первые лучи рассвета. При щелчке затвора Деймон, разумеется, сразу же проснулся, однако он не разозлился. Мгновенно подлетев к девушке, он одной рукой забрал у неё технику, другой сгреб возлюбленную в охапку и вместе с ней снова рухнул на кровать. Елена Гилберт, ставшая старше на более чем десяток лет, улыбнулась на своем диване. Пришло время следующему снимку.

Это уже была черно-белая вырезка из местной газеты. На ней Деймон выносил на своих руках Елену из горящего здания – казалось, репортер специально ждал этот момент. Это была ужасная ночь. Тогда от огня погиб семейный дом Гилбертов, унеся навсегда все страдания, произошедшие в нем. И это было последнее появление врагов Елены и Деймона в этом городе. Едва не лишившись той единственной, которую он всю свою бессмертную жизнь искал, Деймон обезумел от ярости. Елена никогда не спрашивала его о том, что случилось после того, как Сальваторе вынес её из пламени. Лишь под утро он вернулся в особняк, окровавленный, умирающий, но гордый тем, что смог отомстить и раз и навсегда избавить Елену от демонов прошлого. А потом шли бессонные дни и ночи, каждую секунду из которых девушка ни на шаг не отходила от израненного вампира. Ни заклинания Бонни, ни кровь не помогали. Что тогда спасло его? Никто не знает. Но Елена никогда не забудет, как после выздоровления Деймон обнял её, посмотрел ей в глаза и тихо сказал: «Меня спасла твоя любовь…».

Маленькая слезинка прокатилась по щеке одинокой хозяйки дома. «Твоя любовь…». Спасла, и через год уничтожила – и его самого, и её впоследствии. Любовь… Это великое чувство, которое Елена сама втоптала в грязь, уничтожила собственными руками. Она вдруг стала задумываться о будущем. Она, девятнадцатилетняя девчонка, стала строить планы на будущее! Она мечтала иметь детей (обязательно двух! мальчика и девочку), мечтала о маленьком домике вдали от шумных городов, о цветущей лужайке возле дома, о поцелуях перед уходом на работу… Елена мечтала о нормальной жизни. В её будущем просто не было места ничему сверхъестественному. И, конечно же, Деймону в первую очередь. Она боялась признаться ему в этом. Но твердо решила, что это нужно сделать, и чем раньше – тем лучше. Потому что с каждым днем, проведенным вместе с Сальваторе, девушка влюблялась в него всё больше.

Наконец, этот час настал. Прекрасный солнечный день… Светлый особняк Сальваторе, выкрашенный усилиями двух влюбленных… Радостное пение птиц за окном… И два человека в гостиной: она, с виноватым видом и поникшей головой, и он, гордо выпрямившийся, яростно сверкающий глазами. Елена не бросала его – она просила прощения за то, что вычеркнула Деймона из своего будущего. За свои планы без него. Она ожидала всего, что угодно от своего пылкого возлюбленного: поломанной мебели, сокрушенных стен, может, даже убийства случайно подвернувшихся прохожих. Но Деймон был на удивление спокоен. Он лишь в последний раз коснулся щеки Елены, окунул её в омут своих голубых глаз, словно навсегда запирая в своей памяти лицо девушки, и… исчез. Буквально растворился в воздухе, словно видение. Будто бы его никогда и не было…

Женщина закрыла лицо руками. Десять лет без надежды. Десять лет без любви. Десять лет, растраченные впустую, проведенные в мольбах – лишь бы он появился снова, лишь бы он её простил! За своими рыданиями Елена не услышала еле уловимого шороха. Затем проектор с радостными и оттого тяжелыми воспоминаниями остановился. Боясь пошевелиться, боясь спугнуть собственное предчувствие, женщина замерла. Это был сон, это не могло быть явью, это не мог быть… Он.
- Елена, - раздался за спиной тихий голос, разрушивший всё – года убивающего одиночества и безумного отчаяния, года выплаканных слез и тщетных поисков, года сумрака и безысходности.
- Ты…ты пришёл?.., - уставшим голосом спросила Елена, всё еще не оборачиваясь. – Ты простил меня?
- Да, Елена, - мягко отозвался гость за её спиной. – Но почему ты не поворачиваешься, Елена?
- Потому что ты – всего лишь мой сон, - горько ответила женщина. – Сон, который исчезнет, стоит мне пошевелиться. Поэтому, пожалуйста, дай мне насладиться им как можно дольше… Я не хочу просыпаться из него никогда.
- Хорошо, Елена, - интонация гостя чуть изменилась. – Я готов стоять за твоей спиной вечно. Но, пожалуйста, поверь мне – если ты обернешься, сон не прервется. Он не прервется больше никогда, - гость заговорил твердым, уверенным голосом. – Я клянусь тебе в этом, Елена!
Женщина дрогнула. Она резко обернулась и увидела перед собой Его. Деймона, того самого Деймона, который открыл её бесконечно радостный мир любви. Вечно молодой вампир словно постарел: на его прекрасном лице стояла печать великой скорби, которую он начал нести с тех пор, как Елена отреклась от него. «Что я с ним сделала», - пронеслось в голове у Елены. – «Что я с нами сделала!». Отчаянно вскрикнув, женщина бросилась в объятья вампира.
- Не отпущу, не отпущу, никогда не отпущу, - изо всех сил прижимая к себе возлюбленного, горячо повторяла Гилберт.
Деймон молча стоял, прикрыв глаза и наслаждаясь моментом долгожданной встречи. Наконец, он блеснул глазами – глазами, вмиг помолодевшими и сбросившими с себя печаль последних лет – и мягко положил руки на плечи Елены.
- А я больше не позволю себя отпустить, - нежно улыбнулся Деймон.

* * *


Лёд, десять лет назад сковавший особняк Сальваторе изнутри, не просто треснул. Он взорвался, разлетевшись мириадами осколков, освободив настоящий свет, которым заструился помолодевший дом. В нём снова поселилась любовь – и теперь уже навсегда.

@темы: Delena, Fic

Комментарии
2011-06-12 в 10:35 

hellmouth
Bonte, это портясающий фанф. Читаю его уже не первый и даже не в десятый раз)
Спасибо за такой шедевр)

2011-06-13 в 00:34 

Fionay
"Любовь не всегда приходит в удобной упаковке.."
:hlop::hlop::hlop:

2011-06-18 в 11:43 

Veronichka1
Шикарно!

2011-07-08 в 17:43 

Класс!:vict::hlop::nechto:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сообщество Damon & Elena

главная