00:06 

Мини-фик "Ее ошибка и Его прощение"

Элечка_Милых [DELETED user]
Название: "Ее ошибка и Его прощение"
Рейтинг: G
Сезон: 3
Персонажи: Елена Гилберт, Деймон Сальваторе
Краткое содержание: «В жизни каждого человека есть тот, кто искренне, всем сердцем любит тебя...»
Елена знала, кто это. Но вечное отрицание, борьба с реальностью и слова, сказанные в никуда сыграли свою роль - теперь его нет. И это ее главная ошибка.
Завершён: да
От автора: Идея появилась давно, но все никак не было возможности ее реализовать.
Итак, встречайте новую мини-историю развития Делены от Элечки
Предупреждаю, история будет грустной, но на мой взгляд со счастливым концом. Почему? А вы прочтите и узнаете.
Приятного чтения.
Предупреждения: Song fic; ООС
Disclaimer: Все права на персонажей принадлежат их законным владельцам, никакой материальной выгоды от создания и распространения данного материала я не получаю
Размещение: не копировать на другие ресурсы без моего согласия

Осень. Холодный ветер рвется в плотно закрытые окна и двери, грозно воет, призывая людей не высовывать любопытные носы из теплых домов. Дождь крупными каплями барабанит по крышам, стеклу, оставляя за собой тонкие дорожки, точно следы от слез. Ночь, темной пеленой опустилась на городок, унося с закатом уходящего дня все беды и горести.
На окраине Мистик-Фоллс, скрытый в сером омуте тумана стоял огромный особняк. Таинственный дом пугал своей загадочностью. Темные кирпичные стены отнюдь не привлекали любопытных взглядов, а колючие кустарники ограждали поместье от лишних посещений. Когда-то в этом особняке бурлила жизнь, устраивались веселые вечеринки, в воздухе витал пьянящий аромат свободы и разгульной жизни. Когда-то здесь жили два брата Сальваторе: Деймон и Стефан.
Сейчас же единственным напоминанием о былом веселье была девушка, ежедневно приходящая в особняк. Ее зовут Елена Гилберт. Но это больше не та девушка, излучающая позитив и счастье. Потухший серьезный взгляд карих глаз, волосы собраны в хвост, дрожащие губы сжаты в тонкую полоску.
Она и сейчас сидит в особняке, наблюдая за полыхающими языками пламени в камине. По смуглой щеке льются слезы, завершая свой путь на чуть приоткрытых губах. Ее тело пробирает мелкая дрожь, от чего кружка с горячим шоколадом, которую она сжимает в хрупких пальчиках, едва заметно дрожит.

***
На календаре ненавистная дата: 24 октября.
Я никогда не любила осень, а теперь это время года напоминает мне о самом печальном моменте моей жизни.
Год без него.
Пора бы принять это, но я никак не могу свыкнуться с мыслью, что его нет рядом. И никогда больше не будет. Из-за меня.
Боль медленно, точно картечь разливается по всему телу, сердце отбивает глухие удары, заставляя тело едва содрогаться. Жаль, что я не вампир, можно было бы нажать на кнопочку, отключающую все эмоции и перестать, наконец, чувствовать всю эту боль. Страдания медленно убивают меня, разрушая мое сознание. Бессонные ночи, безрадостные дни, пустота в душе и израненное ежедневными муками сердце.
Я должна чувствовать! Это единственный способ не забыть все хорошее, что было в моей жизни. Все те непродолжительные моменты радости, счастливые улыбки и нежный взгляд льдисто-голубых глаз.
Слезы с новой силой подступают к моим глазам. Я зажмуриваюсь, стараясь остановить соленую влагу. Если бы было так просто закрыть глаза на жестокую реальность происходящего, которая точно раскаленное железо прожигает меня насквозь.
В сознании невольно всплывает образ родного лица. Четко очерченные скулы, пронзающий взгляд голубых, точно весеннее небо глаз, кривая ухмылка. Решительные действия, не раз спасающие мне жизнь, грубая забота и неприкрытая страсть.
Все 12 месяцев ждала, что вдруг откроется дверь и он, пройдя своей вальяжной походкой к дивану, сядет рядом со мной. Я верила, что опять увижу его искреннюю улыбку, которую он дарил лишь мне и взгляд бездонных голубых глаз, в которых резвились бесята. Я надеялась, что когда однажды проснусь ночью, то буду вновь ощущать тонкий, едва заметный аромат мужского одеколона - знак его присутствия, его защиты.
Боже, как же я хочу, чтобы все происходящее оказалось страшным ночным кошмаром или игрой моего воображения...
Но у желаний есть свойство не сбываться.

 

Черный ворон пролетел прямо над моей головой, тяжело махая крыльями.
Птица была сама по себе странной: ворон неестественно огромных размеров, с массивным клювом и тяжелыми крыльями. Его оперенье переливалось при солнечном свете, сверкая черными бликами. Короткое рваное карканье заставляло кровь стынуть в жилах, а сердце невольно подскакивать. Эту птицу можно было бы невольно сравнивать с демоном.
Резко отпрянув от него, я развернулась и неожиданно встретилась с широкой мускулистой грудью парня, одетого в черную футболку, подчеркивающую каждую мышцу его совершенного тела.
Я несмело подняла глаза наверх. Взгляд скользнул по губам парням, скорчившихся в ехидной ухмылке. Они были такие манящие, что в моем сознании невольно пробудилось желание коснуться их, почувствовать их вкус. У него было такое идеальное и прекрасное лицо. Я заглянула в его глаза и застыла на секунду в легком ступоре. Их цвет постоянно менялся. Они были то небесно-голубые, точно от неба оторвали крошечную частичку, то светло-серые затягивающие. В этих удивительных завораживающих глазах плясали резвые бесята, показывая характер парня - обаятельный, дерзкий, самоуверенный, сексуальный.
Я сделала глубокий вдох, ловя ртом воздух. Вместе с кислородом в мои легкие проник его аромат: тонкий запах мужского парфюма вперемешку с терпким запахом виски.
Парень смотрел на меня не то с удивлением, не то с нежностью.
- Я Деймон, брат Стефана, - он галантно, с манерой, присущей XIX веку, поцеловал мою руку, заглядывая в мои глаза. «Деймон. Какое красивое имя», пронеслось у меня в голове. Его взгляд прожигал насквозь. Меня, точно невидимыми ниточками манило к нему, неведомому незнакомцу.
- Он не говорил, что у него есть брат, - удивилась я, продолжая изучать парня.
Стефан и Деймон Сальваторе были совсем не похожи. Причем не только внешностью, как казалось мне сейчас, но и характером.
Младший Сальваторе олицетворял светлого ангела - добрейшего существа, не способного на злость. От него исходило добро, нежность и забота. Его внешность также позволяла невольно сравнивать его с небесным существом. Его светлые волосы, всегда аккуратно причесанные, искренний взгляд зеленых, как летняя листва глаз. Аккуратные отточенные движения, мысли о последствиях за совершенные ошибки. Он был, как говорится, правильным человеком, не привыкший совершать ошибки или необдуманные поступки.
Деймон же, напротив, ассоциировался у меня с темным ангелом. Его задорный взгляд ясно - голубых глаз, коварная ухмылка, украшающая молодое лицо, взлохмаченные черные волосы, напоминающие цвет оперения ворона. Что-то темное и опасное таилось в нем. Ощущение загадочности в этом парне подогревало мой интерес к нему.
- Ну, знаешь, Стефан не любит хвастаться, - его губы растянулись в легкой улыбке, придающая парню еще больше задора и дерзости.
Я рассмеялась. Искренне, от души. Странно, но после смерти родителей даже лучшие друзья не могли развеселить меня, а совершенно незнакомый мне человек сумел сделать это за пару секунд. Он улыбнулся в ответ, а затем, взяв меня за руку, провел в огромную гостиную.


Воспоминания, словно кадры в кинофильме прокручиваются в моей голове с необыкновенной скоростью. Я сама себе делаю хуже, бью по самому больному - по израненной душе.
Я встаю и подхожу к большому круглому зеркалу, стоящему позади кресел. Смотря на сове отражение, я отмечаю, как сильно я изменилась. Спутанные в клубок волосы небрежно спадают на плечи и рассыпаются по спине, в карих глазах неприкрытая усталость и обреченность, уголки губ недвижно находятся внизу, придавая образу еще больше уныния и непонятной тоски.

 

Я медленно открыла тяжелую дубовую дверь. На пороге стоял Деймон. Его черные волосы были как всегда в легком беспорядке, придающий ему шарма, в голубых глазах плясали огоньки игривости и страсти. Одет он был во все черное: брюки, футболка, куртка. От него исходил невероятный пьянящий аромат - пряный, с ноткой дерзости.
Дьявол в человеческом обличье. Искусный кукловод, руководящий марионетками-людьми. Каждый человек для него был не более чем игрушка. Он вел разгульный образ жизни, соблазняя девушек, а затем попросту убивал их. Человеческая жизнь была для него ничем, просто средством для развлечения и прекрасного времяпрепровождения.
Я невольно вздрогнула, отмечая дрожь в коленках. После того, как Стефан рассказал мне свою тайну, я избегала Сальваторе-младшего. Что уже было говорить о Деймоне - настоящему порождению Тьмы, пугающего своей таинственностью и загадочностью.
Я тяжело дышала, тщетно пытаясь скрыть волнение, охватившее меня с ног до головы. Мое сердце выбивало тройную чечетку, наверное, Деймону было слышно. Мои глаза наполнялись соленой влагой, а приоткрытые губы едва дрожали.
Сальваторе - старший смотрел на меня с искренним удивлением и непониманием, он вглядывался в мое лицо, пытаясь понять причину моего странного поведения. И, кажется, понял.
- Ты боишься меня? - сказанное звучало как утверждение, а не вопрос. - Рискну предположить, - на мгновение парень изобразил гримасу задумчивости, а затем продолжил, - Стефан, наконец, сознался.
- Держись от меня подальше, - пылко сказала я, выделяя каждое слово. Подступившая ко мне ярость была скорее способом самосохранения, чем порывом неожиданной смелости. Надо было хоть как-то оградить себя от этого монстра, и единственным известным для меня способом была неумелая ярость.
- Ох, ну зачем же грубить? - он смешно, по-детски надул губы, в его голосе отчетливо слышались нотки разочарования и обиды. Интересно, насколько это наиграно? - Я просто ищу брата. Можно войти? - спросил он, приятно растягивая слова. - Погоди, конечно же, можно, меня же пригласили, - Деймон вальяжной походкой прошел по комнате, сокращая между нами расстояние до крайне опасного.

 

Тогда я боялась его.
Глупая.
Он был для меня кровожадным монстром, убивающий невинных людей, воплощением ужаса и страха. Дьявол в обличии человека.
Я не пыталась узнать его ближе, ссылаясь на его «образ жизни».
Я и не догадывалась, что в душе он ранимый парень, который искренне хочет любить и быть любимым. Его характер был испорчен временем, искривлен рукой безжалостной судьбы. Но я не понимала этого, слепо веря в рассказы Стефана о злом кровопийце Деймоне.

 

Деймон медленно зашел в комнату, захлопывая тяжелую дверь в комнату.
Каждое его движение растянуто - так бывает только от острой физической или душевной боли. Глаза, в которых раньше плясали дерзкие бесята и сияющие особенным светом, теперь не выражали ничего, лишь пустоту и обреченность. Он тяжело дышал, придерживаясь одной рукой за живот, а второй сжимая взъерошенные волосы
Я стояла у его кровати, держа в руках вырезки из газет, найденные мной у него. Бросив на него непонимающий взгляд, я подошла к нему, заглядывая в глубину синих глаз. Но его веки были плотно сомкнуты, и это не позволяло мне посмотреть в его глаза.
Беспросветная ярость прожигала меня, и я старалась не замечать, что ему больно. Мной, точно тряпичной куклой, руководил порыв злости.
Увидев меня, он обреченно вздохнул, облокачиваясь на дверь.
- Что? - тяжело спросил он, - что тебе нужно? - выдавил он из себя.
- Я нашла это, - грубо ответила я, показывая свою находку. - Ты должен был рассказать мне. Почему ты держал все в секрете?
- Может, поговорим об этом позже? - он медленно прошел к кровати, хватаясь за ее спинку. - У меня, знаешь ли, выдался тяжелый день.
- Каждый раз, когда я приходила к тебе с новой зацепкой, ты заставлял меня думать, что я дура, - продолжала я, не обращая внимания на его слова. Гнев охватил меня в прочные оковы, не желая выпускать.
- Потому что ты и есть дура! - выпалил он, разворачиваясь ко мне. - И я вместе с тобой, - он обреченно мотнул головой, а затем, махнув рукой на дверь, он продолжил, - тебе лучше вернуться на вечеринку.
- Скажи мне, что ты знаешь, - я подошла к Деймону и, развернув его к себе лицом, заглянула прямо в его глаза. Зря я это сделала. В них читалась такая боль, что я, пересилив себя, продолжила, но более спокойно, - я должна знать, - продолжила я более спокойным тоном. - Объясни, почему ты мне не рассказывал, что отслеживал жертв Клауса?
- Потому что этих людей убил не Клаус, а Стефан, - горько ответил Деймон.
- Что? Нет!


Тогда мне сложно было верить в то, чего я никогда не видела.
Стефан - безжалостный монстр-убийца? Нет, быть того не может. Да, у него бывали срывы из-за крови, но он быстро восстанавливался, возвращаясь к прежнему образу жизни, беспечному и спокойному. Потеря контроля из-за крови? Это не может быть Стефан!
Если бы на его месте был Деймон - я бы поверила.
Казалось, старший Сальваторе выпалил это на нервах, стараясь больнее ударить меня в самое сердце. Ему ведь тоже было больно. Больно от потери Энди. Больно, потому, что его брат исчезает, не позволяя искать его. Больно, потому, что я закрываю свои чувства к нему на прочный замок и выбрасываю ключ далеко в бурлящую реку.
Он хотел передать мне всю свою боль. Хотел, чтобы я почувствовала ее каждой клеточкой своего тела.
Я думала, что он лжет. Но в его глазах отчетливо читалась искренность.

 

Я вздрогнула, мое сердце нервно выстукивало нечеткие ритмы. Мои губы дрожали, выдавая волнение с головой.
- Перестань его искать, Елена! Перестань ждать, что он вдруг вернется домой. Просто перестань! - взгляд голубых глаз был гипнотизирующим. Если бы на мне не было вербены, я бы подумала, что он использует внушение. - Стефан ушел, и он не вернется. Не в этой жизни, - он тяжело вздохнул, отходя от меня.


«Не верить», пульсировало в моей голове.
Я не обращала внимания на Деймона, не смотрела на то, что он заботится обо мне. Даже в грубых словах темного Ангела читалась забота. Просто старший Сальваторе высказывал ее в своей манере, на мой тогдашний взгляд немного извращенной.

 

Я зашла в свою комнату.
У окна стоял Деймон, вглядываясь в ночную тьму. Беспокойный взгляд голубых омутов смотрел прямо, не выражая никаких эмоций и чувств.
- Ты серьезно? - Я вздохнула при виде вампира. Он развернулся, уставившись на меня.
- Я думаю, можно спасти Стефана, - просто сказал Деймон, едва улыбаясь.


Он искренне желал помочь мне.
Спасти брата, сделать счастливой меня, восстановить жизнь в прежнее мирное русло.
Но при этом он останется в стороне. Несчастным. Разбитым. Брошенным.
Тогда я не особо ценила его заботу.

 

- Я знаю, где остановится наша парочка. Переоденься, - привычная ухмылка, натянутая на прекрасное лицо вампира. - План таков: я отвлекаю Клауса, ты спасаешь Стефана. Поняла?

 

Его слова оказались судьбоносным решением, переворотным моментом в моей жизни. Во всех смыслах этого выражения...
Но в тот момент я была ослеплена сладостным предвкушением от будущей встречи со Стефаном.

 

- Верни мне моего брата! - выделяя каждое слово, спокойно сказал Деймон, попивая из хрустального бокала виски и разглядывая своего собеседника.
Напротив него сидел Клаус, крутя в руках бокал с ярко-бордовой жидкостью, по-видимому, кровью. Его чуть рыжеватые волосы блистали при свете освещения, в светло-серых глазах читалась усмешка.
- Не думаю, что эта идея мне по душе, - в тон ему ответил гибрид, даже не моргнув глазом. Но тут он внезапно выпрямился, и с блеском в глазах продолжил. - Хотя, у меня есть предложение. Взамен я отдам тебе Стефана.
- Условия? Интересно, - улыбнулся Сальваторе - старший, растягивая слова и заинтересованно поглядывая на Клауса.
- Я отдаю тебе брата, если взамен ты отдаешь мне одну жизнь. - Клаус улыбнулся, заметя настораживающуюся реакцию Деймона. - Свою или жизнь Елены.
Деймон слегка напрягся. Он был удивлен, ведь все думали, что Клаус не знает о том, что Елена осталась жива.
- Я знаю все, Деймон. От меня не скроешь ничего, - словно предугадав вопрос, готовый слететь с уст Деймона, ответил Клаус. Многозначительная улыбка была довершением к образу всемогущего и всезнающего вампира. - Так что? Каково твое решение?
- Думаю, ответ очевиден, - Деймон с готовностью смотрел на Древнего.
- Не спеши, Деймон, - остановил пылкого вампира Клаус, сделав глоток из хрустального стакана. - Смерть Елены будет быстрой, раз, и ее сердечко лежит в углу. Ты даже пальцами не успеешь щелкнуть, - сказал гибрид, наблюдая, как под глазами Сальваторе проступает сетка вен, а белки его глаз наливаются кровью. - Если же ты отдашь мне свою жизнь, то твоя смерть будет мучительно-долгой. Тебя будет разрывать невыносимая боль. Внутри тебя будет настоящий пожар, но в тоже время тебя будет пробирать жгучий холод. Ты не сможешь пить кровь, тебя будет выворачивать даже при ее виде. Твою голову точно будут прокалывать миллион остро заточенных игл. Твой разум будет затуманен, ты не сможешь не думать, не говорить. Это будет очень мучительно и бесконечно долго.
- Ответ очевиден. Она должна жить, - повторил Деймон.
- Зачем? - просто спросил Клаус, с ехидством поглядывая на вампира.
- Потому что любовь - тоже великая сила, Клаус. Но тебе этого не понять, - выдохнул старший Сальваторе, допивая виски.
- Знаешь, какое самое больное место у вампиров? Это его сердце, - как бы, между прочим, начал гибрид. - Кол в сердце убивает вас. Но это ничто по сравнению с болью, которая прожигает вампира, когда он любит. Любовь ослепляет и делает совершенно беспомощными. Таким она сделала и тебя. Ведь любовь-то не взаимная, - Клаус улыбнулся одними губами. Он словно уговаривал Сальваторе, но тот был настроен решительно и бесповоротно. Гибрид обреченно пожал плечами. - Тебе же хуже, - с этими словами он мигом оказался у Деймона, в руках он держал непонятно откуда взявшийся шприц. Он резко вонзил иглу в сердце Деймона. Теплая жидкость медленно развивалась по телу. Деймон слегка покачнулся. - Это вербена, смешанная с ядом какого-то дерева. Спасибо моим ведьмам, - короткая улыбка, содержащая в себя нотку удовольствия, но тоскливого...сожаления? - Стефан возвращается к вам. Я привык держать свое слово, - с этими словами гибрид скрылся в ночи.


Прости меня за каждый миг
Бессмысленных побед
Прости за то, что я жива,
За то, что помню о тебе
Прости за тот недолгий путь
Пожалуйста, постой
Прошу, не уходи, побудь еще
Немножечко со мной


Я была ослеплена счастьем, которое переполняло мою сущность. Вновь ощутить тепло Стефана, вкус его губ на своих. Радость переполняла все мое существо.
Деймон не сказал мне ничего про сделку с Клаусом. Он лишь грустно улыбался, видя меня счастливую, каждый раз поднимая бокалом с виски за мое здоровье и счастье.
Я не замечала, как Стефан все дальше отдаляется от меня, будто бы моя любовь теперь была ему безразлична. Мы мало виделись, еще меньше разговаривали.
Ослепленная счастьем, я не замечала, что Деймон постепенно угасает на моих глазах, словно что-то внутри убивает его.


Я медленно стала подниматься по ветхой лестнице. Ступеньки противно скрипели подо мной. Я шла по длинному коридору, увешанному бесконечным количеством живописных картин. Наконец, вдали показалась заветная дверь его комнаты. Я медленно отворила дубовую дверь. Ничто не изменилось с тех пор, когда его не стало. Та же кровать, застеленная черными шелковыми простынями, широкая плазма, висевшая на стене, разбросанные по полу подушки.
Я села на край широкой кровати, проводя рукой по одеялам. Их холод охлаждал жар моей кожи. Я вздохнула, вдыхая знакомый аромат.
Слезы вновь стали наворачиваться на моих глазах. Воспоминания того вечера вновь ворвались в мою память, точно острый клинок в сердце.

 

Я проходила мимо его комнаты, откуда слышались тихие вздохи, полные мученической боли. В напряжении, я слегка приоткрыла тяжелую дверь.
- Деймон, что с тобой? - неприкрытый ужас читался в моих глазах, когда я увидела, что вампир метается по постели, не находя себе места.
- Елена, прошу, уходи. Я могу причинить тебе боль, - он тяжело дышал, сжимая в руках края одеяла.
- Деймон, что с тобой? - повторила я, подбегая к вампиру и со всей осторожностью обнимая его. Он лишь покачал головой, зажмуриваясь от нового приступа боли. Я закричала. - Что случилось? Расскажи мне!
Видя, что препятствовать мне нет смысла, он рассказал мне. С каждым новым словом на меня обрушивалась невыносимая боль, я рыдала, осторожно обнимая его, заглядывала в голубые глаза полные боли и нежности.
- Зачем? - шепнула я. - Зачем? - уже громче сказала я. - Зачем?
- Ради тебя, Елена. Ради твоего счастья, - он улыбнулся. Я видела его таким лишь однажды. Тогда, когда он точь-в-точь лежал здесь и умирал, только от укуса оборотня, и если тогда была хоть малейшая надежда на выживание, то сейчас была, лишь обреченность и неизвестность от скорейшего будущего.
- Мы бы придумали что-нибудь другое. Ты рискнул ценой своей собственной жизни ради меня и Стефана? Ты убил себя! Зачем? - я продолжала кричать, не стараясь скрыть эмоции. Все расплывалось перед глазами от нескончаемого потока слез, сердце разрывалось от жгучей боли, было трудно дышать.
- Потому что ты была несчастна без него. Каждый день без Стефана был для тебя просто существованием, а не жизнью. Я не мог этого видеть. Ты должна была быть счастлива, - его лоб покрылся испариной. - Моя принцесса заслуживает счастья, - привычная усмешка тронула его губы, и от этого невинного жеста мне стало чуточку легче.
Я заплакала, прижимая моего вампира к себе.
- Спасибо, - шепнул он.
- Не за что, - я улыбнулась, а на душе у меня скреблись кошки.
Я не отходила от него ни на минуту. Шептала пустые слова о том, что все будет хорошо. Я верила до последнего, что кто-то придет на помощь. Но помощи не было. Да и откуда ее было ждать?
- Я должен сказать тебе кое-что, Елена, - Я знала, что он сейчас скажет. Он закашлял, но, пересилив острую боль, продолжил. - Я люблю тебя, Елена. Ты смысл моей жизни, ты заставляешь мое неживое сердце биться. Я тебя не заслуживаю, но мой брат заслуживает, - он хрипел, его голос прерывал сиплый кашель.
В памяти, будто что-то щелкнуло. Я точно помню, что он говорил мне эти слова.
Расплывчатые картинки появлялись в моем сознании одна за другой, но они никак не могли связаться в одну общую.
Я потерла виски кончиками пальцев, пытаясь вспомнить, но все мои попытки были тщетны.
- Люблю тебя, - шепнул он, - и именно поэтому я не могу быть с тобой эгоистом. Люблю...
Я не могла на все это смотреть. Поддавшись внутреннему порыву, я прикоснулась к его мягким губам, как делала это, когда он умирал от укуса оборотня. Он ответил мне. Всю нежность и любовь, на которую я была способна, я постаралась вложить в этот поцелуй. Я чувствовала эйфорию, всепоглощающее удовольствие, неземное наслаждение, растекающееся по моему телу.
- Я тоже люблю тебя, Деймон, - бесконечный поток слез продолжался. Я не могла его потерять. Я крепче обнимала его, стараясь прочувствовать каждой клеточкой тела его боль, его любовь, его нежность. - Только не оставляй меня, хорошо? Пожалуйста, не оставляй.
- Хорошо, - кивнул вампир и, зарывшись в мои волосы, уснул.
Я заснула рядом с ним, вдыхая его запах, смешанный с ароматом пьянящей любви и ноткой дерзкой нежности.
Внезапный кашель вызволил меня из сладкого царства Морфея. Деймон вновь беспокойно метался по постели, стараясь успокоить разрывающую его сердце боль.
- Будь счастлива, принцесса. Я люблю тебя, - последний вздох, и безжизненное тело Деймона обмякло в моих руках.
Сначала я ничего не поняла. Я теребила Деймона, пытаясь вернуть его к жизни, отхлестывала пощечины, гладила по щеке. А потом, когда я ощутила пустоту и тяжесть, я закричала, упав на колени перед безжизненным вампиром.
Мое сердце разрывалось от невыносимой боли. Я скорчилась в агонии, меня трясло. Приступы удушья, потоки слез, тяжелые вздохи - все это слилось в одну расплывчатую картинку. В одной руке я сжимала его руку, в другой - край простыни.
- Деймон, вернись!


После смерти Деймона моя жизнь действительно стала бессмысленным существованием. Каждый день я приходила в его комнату и, усевшись на его кровать, рыдала. Друзья и родные пытались «вернуть» меня к жизни, развеселить, но я не хотела ничего. Аларик, Керолайн, Бонни, Джереми, Тайлер, Мэтт - все они пытались внести хоть какое-то разнообразие в несуществующую жизнь. Я посылала всех к черту, стараясь скрыть за приступами ярости приступы удушья и нескончаемой боли. Вместе со своей смертью Деймон забрал мою душу.
Но мои страдания не закончились на этом. Стефан ушел. Вернулся к Клаусу, кинув короткое бесчувственное «прощай».
Мне было очень больно. От вековой потери Деймона. От предательства Стефана. Все это слилось в пустую череду бессмысленных картинок, которые с невероятной скоростью пробегали в моем сознании каждый день.
У меня никого не осталось, кроме друзей. Да и те, увлеченные жизнью продолжали жить, постепенно забывая про Деймона.
Я не виню их. Они должны жить. А я? Я тоже, но я не могу.

 

«Любить их обоих - это нормально», когда-то сказала мне Кетрин. Как оказалось, эти слова оказались пророчеством, навсегда запомнившись в мое сознание.
Любила ли я Стефана? Да, но не было страсти, была лишь сильная привязанность и нескончаемая благодарность.
Любила ли я Деймона? Да. Как оказалось, да. Он был моей личной порцией радости и удовольствия, смешение нежности и страсти, пьянящая дерзость вперемешку с обаянием и сексуальностью.
Я совершила ужасную ошибку, не переставая повторять когда-то. Что всегда будет лишь Стефан. Нет, Стефана больше никогда не будет. Как и Деймона
Боже, как больно!

 

И все мосты сгорят в огне
Нет выживших в моей войне


Я выбежала на улицу, окунаясь в прохладу ночи. Ненавистный день. 24 октября. День его смерти.
Крупные капли дождя били по лицу, ветер срывал мою одежду, развевал спутанные волосы.
Эмоции сменялись одна за другой: боль, пустота, страх. Меня пробирал то невыносимый холод, то сильный жар, смешивая это в лихорадку.
«Кладбище Мистик-Фоллс» - гласила вывеска.
Я медленно шла к его могиле. Колючие кусты рвали мою одежду, оставляли на коже глубокие порезы и царапины. Моросил противный дождь, его капли стекали вниз по моей коже.
Черная мраморная плита с надписью «Деймон Сальваторе».
Я опустилась на колени, прикоснулась к холодному мрамору. Нежно провела ладонью по фотографии, на которой улыбался Деймон. Улыбался искренней, настоящей улыбкой.
- Оказывается, я всегда любила тебя, Деймон, - я сделала глубокий вдох и, переборов невыносимую боль в сердце, продолжила. - Прости меня за то, что раньше не могла признаться в этом.
- Простил уже давно, - знакомый бархатистый голос раздался прямо над моим ухом. - И даже после моей смерти, ты не научилась жить счастливо, - привычный сарказм с ноткой грусти отчетливо слышался в его голосе.
Я резко развернулась и невольно вскрикнула то ли от счастья, то ли от страха.
- Ты? - я удивленно взглянула на него, не веря в реальность происходящего.
- Я, - спокойно ответил он с привычной для него ухмылкой. - Не узнала? Всего лишь год прошел.
- Целый год прошел, - поправила я его.
Он был также прекрасен. Черные взлохмаченные волосы, бездонные ясные голубые глаза, искренняя улыбка. И даже после смерти он не сменил свое черное одеяние. От него исходил какой-то особенный свет, присущий небесному существу...
Я молча подошла к нему и обняла. Его руки обвили мою талию, крепко прижимая к себе. Я закрыла глаза, чувствуя его пьянящий аромат. Так хорошо и надежно было в его объятиях, я не могла думать ни о чем, кроме его одурманивающей близости. Ощущать тепло его тела - лучшее, что можно придумать на свете.
Я боялась открыть глаза, вдруг все это сон. Тогда пусть он длится дольше. Как можно дольше. Бесконечно долго
Я крепче прижала его к себе, между нашими телами не осталось ни миллиметра свободного пространства, и даже воздух не мог пройти через плотную стену наших объятий.
- Елена, я все понимаю, я сейчас бессмертен, но дышать мне все-таки трудно от твоих страстных объятий, - ехидно сказал он, заглядывая в мои глаза.
- Деймон, ты неисправим, - заявила я, легонько ударив его кулачком в ключицу.
- И ты, - в тон мне ответил он. - Я же просил тебя быть счастливой, а ты, - он вздохнул. - Весь год ты рыдала в моей комнате. Не обращала внимания на друзей, которые, между прочим, очень переживали за тебя. Ты послала всех к чертовой матери, отдалилась от всего мира, закрывшись в скорлупе, именуемой особняк Сальваторе. Неужели нельзя было жить дальше, благополучно забыв про меня?
- Нет, - спокойно ответила я, заглядывая в омуты голубых глаз. - Жизнь без тебя не жизнь, а просто существование. Ты не представляешь, какую боль мне пришлось пережить, сколько всего перетерпеть. Я не знала, как жить, что делать. Почему жизнь так несправедлива, Деймон? Хотя, я понимаю почему. Это наказание за мои ошибки и погрешности. Я врала себе все это время, скрывалась под маской безразличия, прятала все чувства и эмоции, говорила, что всегда будет лишь Стефан. Но нет. Стефан ушел однажды, и не задумываясь, ушел еще раз, наплевав на меня, на мою боль и страдания. Ты был прав, когда однажды сказал мне, что я вру самой себе. Да! И именно из-за моей лжи погибло так много родных моему сердцу людей. В том числе и ты. Почему я не сказала раньше, что люблю тебя так сильно, как только может любить человек? Почему я должна была пройти через всю эту боль, ощутить все эти страдания и муки? Жизнь всегда была несправедлива ко мне, - закончила я свою пылкую речь, заглядывая в его глаза.
Он молчал, внимательно изучая меня, а затем легонько коснулся моих губ. Его теплые уста нежно сминали мои, заставляя трепетать под их натиском и страстью. Не было томных вздохов, была лишь любовь и безграничная нежность.
- Обещаешь, что никогда больше не бросишь меня? - спросила я, прерывая поцелуй.
- Обещаю, принцесса. Навеки вместе, - и окольцевав мою талию и прижимая к себя, поцеловал вновь. - Люблю тебя.
- Я люблю тебя.

Безжизненное тело Елены упало на холодный мрамор.

 

24 октября 2010 года умер Деймон Сальваторе.
Спустя год, в этот же день и час умерла Елена Гилберт.

 

Тьма смешивается со Светом, образуя мощный выплеск энергии. Дьявол танцует с Ангелом, препятствуя всем общепризнанным правилам. Зло соединяется с Добром, забывая про противоположность.
Любовь меняет все живое, она изменила и Деймона с Еленой.
Танцующие под музыку небес, они медленно, взявшись за руки, удаляются в страну Ангелов и искренней любви. Некоторые называют это место Раем. Для них это место, где их любовь будет безгранична.
Два ангела: Темный и Светлый, растворились в темноте ночи. Теперь они навеки вместе...



@темы: Damon, Delena, Elena, Fic

Комментарии
2012-04-10 в 14:11 

~Rosalie Lilian Salvatore~
Life the moment. Just be here right now.* Pro infininto...
Это что-то ...невероятное.
Даже не знаю как слова правильно подобрать...
КРАСИВО.
ГРУСТНО...НО ОЧЕНЬ КРАСИВО.
Господи, не дай бог в сериале с Деем чего нибудь случится...

2012-04-10 в 16:56 

21 грамм...
Нет, я не герой и я не хочу умирать...
замечательный финал.
заставил почувствовать, заставил всё внутри сжаться.

2012-04-11 в 22:13 

Элечка_Милых [DELETED user]
~Rosalie~,
Это что-то ...невероятное.
Даже не знаю как слова правильно подобрать...
КРАСИВО.
ГРУСТНО...НО ОЧЕНЬ КРАСИВО.
Господи, не дай бог в сериале с Деем чего нибудь случится...

Спасибо большое за такие приятные слова. Они действительно греют мою душу, лучше любого солнышка

21 грамм...,
замечательный финал.
заставил почувствовать, заставил всё внутри сжаться.

Спасибки:)

2012-04-11 в 22:13 

Элечка_Милых [DELETED user]
~Rosalie~,
Это что-то ...невероятное.
Даже не знаю как слова правильно подобрать...
КРАСИВО.
ГРУСТНО...НО ОЧЕНЬ КРАСИВО.
Господи, не дай бог в сериале с Деем чего нибудь случится...

Спасибо большое за такие приятные слова. Они действительно греют мою душу, лучше любого солнышка

21 грамм...,
замечательный финал.
заставил почувствовать, заставил всё внутри сжаться.

Спасибки:)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Сообщество Damon & Elena

главная