[AMERIKA]
Я все могу - умею меньше! ©
Название: «Искупление»
Автор: AMERIKA
Бета: Штуша кутуша
Рейтинг: NC-17 (Авторский «R»)
Автор обложки: Все сама)
Персонажи: Деймон/Елена. Упоминается Стефан!
Краткое содержание: Я знаю, что это выглядит так, будто я держу вас обоих на поводке, но…
Я не знаю, что делать. Если я выберу одного из вас, то потеряю другого.
А я уже потеряла стольких, что мысль о том, что я потеряю кого-то из вас - невыносима! (The Vampire Diaries)
Предупреждения: POV Деймона, небольшой ООС, PWP
Размещение: Не копировать на другие ресурсы без моего согласия!





Listen or download Johnny Cash Redemption for free on Prostopleer

Не плачь из-за того что это закончилось, улыбнись, потому что это было! (c)

Габриэль Гарсиа Маркес



Который час лежу, бессмысленно уставившись в потолок. Ничем не примечательный обыкновенный потрескавшийся потолок придорожного мотеля «Холидей». Слушаю звуки кантри, доносящиеся из соседнего номера. То ли Джонни Кэш, то ли Вилли Нельсон никак не могу разобрать из-за неугомонного, которые сутки не прекращающегося дождя. Не то, что не могу услышать, просто не обращаю внимания, чтобы не пропустить знакомый звук тормозов ее старенькой «Тойота Приус». Она опаздывает. Пятнадцать минут как должна была приехать, но на стоянке по-прежнему ни души. « А что если не приедет?! » - проскальзывает в голове никчемная, но такая навязчивая мысль. И я остро ощущаю потребность вдохнуть запах ее волос, зарыться в них руками, пропустить между пальцев…

Тихий стук каблучков, раздающийся в коридоре, слышу ровно за минуту до того, как она дотрагивается до ручки двери, ведущей в наш с ней номер. Странно, но она сегодня пришла пешком, я так и не услышал звука подъехавшего автомобиля. Тем не менее, я уже устал ждать.

Как только девушка вошла, промокшая, уставшая, немного грустная, как только позади нее тревожно захлопнулась дверь, я уже возвышался над ней, вдыхая сводящий меня с ума аромат дождя вперемешку с ее духами. Ее глаза тут же нашли мои, а маленькие нежные ручки аккуратно легли на мою грудь, туда, где три расстегнутые пуговицы освобождали путь к обнаженному телу. Меня словно током ударило: « Господи, Елена, что же ты со мной делаешь?!». Все разговоры, сразу оставлены на потом. К черту слова! О чем, вообще, может идти речь, когда тело моё так жаждет ее прикосновений?!

- Хочу тебя, – хрипло выскальзывает из груди. А руки, не слушаясь, с легкостью разрывают тонкую ткань её блузки, освобождая мягкие бархатные плечи.

[hide]- Деймон, - выдыхает она полушепотом, тем временем окончательно расстегнув все пуговицы моей рубашки, которая, соскальзывая с плеч не без моей помощи, летит бесполезным комком в другой конец номера. « Моя девочка, только моя…не его…» - хоровод моих мыслей однообразно цикличен, ни о ком не могу больше думать кроме нее, ни о чем другом. Бешеный стук ее сердца будто бьётся в моей голове, и пульсирующая в венах кровь расползается под кожей в сладко-мучительном предвкушении.

В следующую секунду, отстранившись и сбросив свои промокшие туфли, она медленно начинает расстёгивать ремень моих черных брюк, ничуть не смущаясь, между нами давно все решено. Доведя дело до конца и убрав мои нетерпеливые руки от своего лица, аккуратно становится на колени, машинально облизывая губы. « Ни к чему мне бессмертие, - думаю я в такие минуты. – Я хотел бы умереть вот так: чтобы она у моих ног, чтобы кругом пустота - и ничего, кроме ее глаз, смотрящих на меня снизу вверх. Эта была бы самая желанная смерть на свете».

- Елена, - почти задыхаясь, произношу я, едва ее теплые губы прикасаются к моему пульсирующему члену, а маленькая почти детская ладошка обхватывает его насколько возможно. Она многому научилась за эти годы. Она знает, как свести меня с ума и как заставить просить, но Елена по-прежнему не может контролировать мою вампирскую сущность, потому что я сам до конца не подчинил её. Теплый рот, скользящий туда-сюда, руки, осторожно поглаживающие мой живот, она сама, коленопреклонённая, податливая, вся моя без остатка - все это будит зверя, спящего очень глубоко внутри, который не хочет нежности, не нуждается в ласке, которому нужно лишь удовлетворить свою жажду обладания ею. Ведь больше никто не в силах приручить эту темную сторону во мне. Только она. Только она одна.

Сминая ее хрупкие плечи, поднимаю ее с колен, заглядываю в затуманенные страстью глаза:

- Позволь мне, Елена, - почти умоляю я. До дрожи в руках боюсь, что откажет.

- Деймон, ты же знаешь…

И этого мне достаточно.

Подхватывая ее на руки, несу к большой двуспальной кровати и, осторожно уложив на белые чистые простыни, снимаю ставшую ненужной одежду. Когда она остается полностью обнаженной, я, переводя дыхание и глядя на ее идеальное хрупкое тело, стягиваю с себя давно мешающие брюки.

Кожа ее пахнет дождем, она сама все еще влажная, не успевшая высохнуть. Нависаю над ней, словно грозовые облака за окном, раскинувшиеся над городом. «Девочка моя, девочка», - мысли в голове как заезженная пластинка. Мечтал вдохнуть запах ее волос – исполнилось. Глажу ее по голове, словно маленькую, но хочется войти в нее незамедлительно, слиться с ней, заполнить собой, стать единым целым – терплю из последних сил. Рука нежно опускается вдоль внутренней стороны ее бедер, находя самое желанное, самое сладкое, самое нужное. Она, вздрагивая, шепчет:

- Дей, пожалуйста…

Но я, накрывая ее губы, заглушаю слова и одновременно проскальзываю пальцами в самое средоточие ее тела. Там так мягко, тепло, и уютно. Она такая нежная, шелковистая, такая узкая…

Отпускаю, наконец, ее истерзанные грубыми поцелуями губы, и тут же едва заметная мелкая дрожь пробегает по всему ее телу, отдаваясь в моем паху нестерпимым желанием. Так естественно, ненавязчиво откидывает она свою голову, убирая спутавшиеся локоны с пульсирующей сонной артерии, что от такого приглашения, я уже отказаться не в силах.

Мои острые клыки, насколько возможно, аккуратно, вонзаются в ее тонкую шею, я чувствую, как все быстрей сердце Елены начинает разгонять по венам кровь, ускоряя свой ритм. Это самый драгоценный дар, который она преподнесла мне, отдала, как и всю себя, без остатка. С трудом отрываясь от нее, слизываю проступающие алые, словно зерна граната, капли, ярко переливающиеся на свету. Пальцы мои по-прежнему едва ощутимо поглаживают Елену изнутри. Бисеринки пота, выступившие у нее на лбу, и мелкая дрожь ее тела - все говорит о том, что она не в силах больше терпеть, впрочем, как и я.

Медленно отстранившись, заглядываю прямо в ее глаза, хочу навсегда запомнить Елену такой: бесконечно моей, маленькой взрослой женщиной. Той самой, которую полюбил однажды и которую уже не смогу разлюбить. Никогда.

Вхожу в нее резко: нежности на сегодня хватит. Заполняю ее собой, как и хотел, до предела, до самого конца. Ее острые ноготки впиваются в мою спину, а стройные длинные ноги обхватывают меня кольцом, прижимая ближе к себе. Это кажется сном, чем-то ненастоящим, и очень страшно было бы в этот момент проснуться…[/hide]

И всё-таки это старина Джонни. Он и сейчас глухо напевает свое «Искупление» где-то за тонкой стенкой придорожного мотеля «Холидей»:

…И Кровь дала жизнь
Ветвям дерева.
И кровь стала ценой,
Которая освободила порабощенных.
И многие, кто пришли
Через огонь и поток,
И я прильнул к Дереву
И был искуплен КРОВЬЮ.


Я нежно смотрел на спящую в моих объятьях Елену. Улыбнувшись, осторожно убрал непослушную прядь волос с ее лица, а Елена, мило наморщив нос, что-то пробормотала во сне. Вот сейчас она недолго поспит, потом встанет, оденется и уйдет. Она всегда уходила к нему, моему младшему брату Стефану. Но, так и не сделав свой выбор, так и не разобравшись, кто больше дорог, она снова и снова возвращалась назад в этот богом заброшенный, но ставший для нас временным домом мотель. Только сегодня все будет иначе. Я отпущу Елену, даруя ей искупление. Лишь обернусь у окна и махну рукой, чтобы никогда уже не увидеть маленькую любимую девочку, скрывшуюся где-то за пеленою дождя.


____________________________

Вилли Нельсон (Willie Nelson) — один из столпов музыки кантри XX века, обладатель множества наград, в том числе премий «Грэмми» в категориях «Музыкальная легенда» (1990) и «За жизненные достижения» (1999).

Джонни Кэш (англ. Johnny Cash) — американский певец, ключевая фигура в музыке кантри второй половины XX века. Благодаря своей музыке, стилю жизни на сцене и вне её заслужил авторитет среди большого круга любителей музыки, далеко за пределами жанра кантри. Сам себя позиционировал как исполнителя «христианского кантри».


Вопрос: Сказать автору спасибо!
1. Спасибо)  10  (100%)
Всего: 10

@темы: Fic, Elena, Damon, Art